Наши улицы убивают. Кто виноват?

В воскресенье на свежеотремонтированном Бескудниковском бульваре случилось ДТП, в котором пострадал мальчик. Незадолго до этого местные жители при поддержки кандидатов в Госдуму заставили ДКР внести в проект большие правки. Теперь в соцсетях спорят, кто виноват в случившемся.

Параллельно с избирательной кампанией в Государственную думу в Москве шла кампания против реконструкции Бескудниковского бульвара. Кандидаты в депутаты в этом тоже поучаствовали — жителей поддержала Марина Литвинович от “Яблока” и Галина Хованская из “Справедливой России”. На Бескудниковском бульваре планировались островки безопасности. парковочные карманы, выступы (они же на языке проектировщиков — уширения) тротуара, которые повышают видимость пешеходов, и в целом предполагалось сделать улицу более спокойной и безопасной. Но в последний момент все это отменили.

Похожая история была в 2019 году, когда кандидатка в Мосгордуму от “Единой России” Инна Святенко добилась, чтобы на реконструируемой Капотне убрали островки безопасности. Но в этот раз все еще хуже: на Бескудниковском бульваре еще не успели нанести разметку, а там уже произошло серьезное ДТП — водитель сбил мальчика, который попал в больницу с сотрясением мозга.

Госавтоинспекция почему-то пишет, что парень переходил дорогу в “неустановленном для перехода месте” (видимо, сработала привычка в виктимблеймингу), но судя по транспортной схеме, именно в этом месте запланирована зебра, ее просто еще не нарисовали. Кстати, рядом находится музыкальная школа, наверняка детей там ходит много.

Транспортная схема в Месте аварии — такой улица должна была стать по замыслу проектировщиков. Из твиттера @Vanchouzzz.

Пожелаем мальчику скорейшего выздоровления. А пока давайте разберемся, кто виноват?

Виноваты проектировщики?

В XXI веке мы худо-бедно пришли к пониманию, что человек несовершенен. Все делают ошибки, и карать за это смертью негуманно. Применительно к городским улицам главная защита от ошибок — дизайн, который не дает превратиться оплошности в трагедию. На этом строится концепция “Ноль смертей”. Хороший дизайн предполагает достаточное количество переходов, хорошую видимость, успокоение трафика. Если ничего этого нет, то логично винить проектировщиков.

Но, как мы видим из схемы, здесь проектировщики все сделали правильно, и не их вина, что потом проект полностью переделали. Транспортные схемы разрабатывает департамент транспорта и его подрядчики, а реализацией занимается департамент капремонта. Бескудниковский бульвар — не первый случай, когда ДКР меняет уже утвержденные транспортные схемы. Например, на Красной Пресне по их инициативе из проекта исчезла велодорожка. 

Когда проект попадает в руки ДКР, его авторы теряют влияние на дальнейший ход событий. В нашем случае они попытались донести свои идеи до жителей района через соцети. В этом они не преуспели, но странно их в это обвинять: решение городских конфликтов не входит в набор обязательных компетенций уличных проектировщиков.

Виноваты местные жители?

В конце-концов именно они заварили кашу: написали коллективное письмо, привлекли кандидатов в депутаты, добились изменения проекта. Агрессия в адрес проектировщиков, которую они источают в соцсетях, и нежелание слушать аргументы симпатии не вызывают. Поэтому очень легко назначить их виноватыми. 

Но на самом деле рядовые граждане не обязаны разбираться в тонкостях уличного проектирования, знать про концепцию “Ноль смертей” и быть ее сторонниками. В Москве не принято информировать жителей о том, что планируется у них под носом. В лучшем случае им предлагают поучаствовать в непрозрачных голосованиях на “Активном гражданине” — живые разговоры не предусмотрены. Это порождает недоверие: люди уже настроены, что любые изменения — только к худшему. Их реакция крикливая и неумная. Но обвинять их в ДТП все равно несправедливо.

Виноваты политики?

Политик тоже не может быть экспертом по всем вопросам, но это с него спрос больше по определению. И прежде чем впрягаться в незнакомую тему, хорошо бы посоветоваться с экспертами, чтобы не пороть чепуху и не продвигать заведомо вредные инициативы. Но в разгар избирательной кампании не до экспертизы — важен каждый голос, поэтому кандидиты готовы поддержать любую дичь (хотя по факту получают поддержку только те, кто громче всех кричит).

Борьба против реконструкции сплотила заведомых противников. Вот демократка из «Яблока» демонстрирует уровень экспертизы на уровне защитников прав автомобилистов из фейсбука.

И тут же провластная Галина Хованская, пользуясь положением (в прошлом созыве ГД она возглавляла комитет по жилищной политике и ЖКХ), проводит уличное совещание с главой ДКР Антоном Акуловым.

Фото: АГН «Москва»/Денис Воронин.

Депутаты вели себя как прожженые популисты, они помогли раздуть эту историю и привлекли внимание прессы. Но все же не они вносили правки в этот проект.

Виноваты чиновники

Далеко не всякое народное возмущение, даже если оно справедливо и поддержано депутатами разного уровня, приводит хоть к какому-то результату. В этом году сотни москвичей написали обращения в поддержку велодорожки на Красной Пресне — чиновники все равно выкинули ее из проекта и даже не потрудились объяснить почему. Диалог с горожанами не предполагается — ни в процессе реализации проектов, ни на стадии проектирования, хотя это тот самый момент, когда надо выходить «в поле», разговаривать с людьми, вникать в их проблемы и развеивать опасения. Так действуют чиновники в Европе — а при необходимости отстаивают свои убеждения в суде. Нашим чиновникам проще точечно гасить конфликты, перекраивая утвержденный проект на радость самым крикливым, какими бы вредными ни были их требования.

Глава ДКР Антон Акулов правит проект по просьбам жителей.

Когда речь идет о благоустройстве московских улиц, последнее слово — за ДКР, который действует в силу своей компетенции. К этой компетенции есть большие вопросы. Есть ощущение, что глава департамента Антон Акулов и его команда разбираются в проектировании безопасных улиц не лучше рассерженных граждан из фейсбука. Они смотрят на город из своих машин и, выбирая между защитой прав автомобилистов и безопасностью пешеходов, ожидаемо выбирают первое. Их интересуют погонные километры благоустроенных улиц, а не жизнь и здоровье людей, которые будут ходить по этим улицам. Зачем запариваться с островками и карманами, если достаточно соблюсти минимальный набор обязательных требований — в случае аварии виноват будет пешеход, водитель или злые урбанисты, но только не они.