Дептранс решил, что парковка важней безопасности

В Москве стирают велодорожки ради парковочных мест. Если вспомнить, что велоинфраструктура должна предотвращать опасные ДТП, то выходит, что для чиновников машины важнее людей.

На прошлой неделе я получила от департамента транспорта два ответа на мои обращения по поводу исчезающей московской велоинфрастуктуры: на Мытной улице и в Новолужнецком проезде (который у чиновников почему-то значится улицей Лужники). В обоих случаях ответ один: парковка важнее безопасности. Чиновники настаивают, что проблемы с парковкой невозможно решить иначе, как за счёт велодорог. Это неправда.

В случае с Мытной существовал альтернативный проект, позволявший создать дополнительные 73 парковочных места поближе ко входу в больницу и без уничтожения велополосы. Проект также мог сделать этот маршрут более востребованным — подробности есть по ссылке.

Проект переразметки парковочных мест возле Морозовской больницы.

Это был классическая ситуация win—win, когда выигрывают все. Но альтернативный проект отвергли и сделали всего 56 парковочных мест далеко от входа. Получается, что проиграли все — кроме людей, которые под видом заботы о больных детях хотели любой ценой убрать ненавистную велополосу. Это уже похоже на какой-то символизм в духе сжигания чучела на Масленицу.

Мытная без велополосы. Фото: Аркадий Гершман.

Чтобы убрать велодорожку в Новолужнецком проезде не понадобился даже шантаж с участием больных детей. Разметку просто стерли во время реконструкции спорткомплекса. Несколько недель назад её частично восстановили, теперь она обрывается на полпути к Новодевичьей набережной, типичная велодорожка в никуда. Хотя в качестве альтернативы старой велодорожке на тротуаре можно было сделать велополосу за счет широкой проезжей части или просто сделать эту зону велопешеходной. Да, дорожка вдоль набережной востребована, но это прогулочный и спортивный маршрут на целых 3 км, к тому же по ночам территория Лужников закрыта. Альтернативная круглосуточная дорожка длиной всего 0,6 км была бы востребована комьютерами, для которых важен не фитнес и виды на МГУ, а время в пути. 

Смысл велодорог в том, чтобы снизить число ДТП и сохранить людям жизни.

Противостояние велоинфрастуктуры и парковки — обычная проблема в городах, где велотранспорт ещё только борется за место под солнцем. Два года назад велоактивист из Нью-Йорка Даг Гордон расписал весь цинизм этого конфликта: смысл велодорог в том, чтобы снизить число ДТП и сохранить людям жизни. Если проект реконструкции улицы отклоняют ради сохранения парковочных мест, то получается, что хранение машин важней живых людей. 

В Нью-Йорке велодорогам тоже приходится конкурировать с автомобильной парковкой. Фото: Nathan Pachal.

Подсчитано, что в Москве на улицах, где появились велодорожки, нет ДТП с велосипедистами. А на аналогичных улицах без велодорог — происходят достаточно регулярно. Но нет никакой гарантии, что завтра общество “Синих ведёрок” не потребует убрать велополосу на Бульварном кольце, потому что она мешает таксистам, водителям грузовиков, клиентам ресторанов и другим уважаемым людям. И, что ещё хуже, нет гарантии, что департамент транспорта не пойдёт у них на поводу: судя по ответам чиновников на обращения, парковка априори в приоритете.

В Лондоне строительство новых велодорог тормозят районные советы.

Весь ХХ век цивилизованный мир жил с ощущением, что автомобиль — это будущее, под него проектировались дороги и перестраивались города. Логично, что теперь, когда машины стали теснить, этим изменениям противостоит крепкое автомобильное лобби. Но в конечном счёте последнее слово всё равно за городскими властями. В Лондоне, где строительство новых веломаршрутов натолкнулось на противостояние местных советов, мэрия планирует вывести спорные улицы из районного подчинения и взять под своё крыло. Это и называется — политическая воля. А вот для того, чтобы подыгрывать автолобби, воли особой не требуется. Важно только понимать, что велосипедистов в Москве меньше уже не станет, а вот число смертельных ДТП может вырасти.

Фото вверху: Аркадий Гершман.