Перехода нет, придётся ехать на автобусе

Прямо сейчас в Твитере идет перекличка людей, которые делятся своими ноу-хай по переходу нечеловеческих московских улиц.

Вечно обиженные московские автомобилисты мечтают распространить свою боль на всех окружающих. Их липкие грезы воплотились в этой постановочной картинке, которую они считают символом жадности власти, заставляющей их платить за парковку и повышающей штрафы за смертоубийственную скорость.

Но тут вдруг выяснилось, что по факту эта антиутопия уже давно существует, только в более изощрённом виде. Чтобы перейти улицы люди используют общественный транспорт и даже каршеринг. Все началось с твита архитектора Маргариты Леоновой. Сама Рита обычно передвигается по городу на велосипеде и поделилась необычным опытом своей подруги.

Тут то и выяснилось, что не такой уж он и необычный. Московские улицы во многих местах устроены как на этой старой советской карикатуре:

И люди поступают так, как рекомендует героиня с картинки. С той лишь разницей, что они не едут на транспорте, а переезжают на нём неудобную улицу. Вот некоторые ноу-хау, можете добавить в тред что-то свое. Мне, например, случалось ехать на троллейбусе с велосипедом, чтобы не лезть с ним в надземный переход через ТТК.

Поездки на общественном транспорте у нас, как вы знаете, платные. Хорошо, если у вас безлимитный проездной, а если нет? Да и наземный транспорт с метро есть не везде. И тогда на помощь пешеходу приходит каршеринг.

Бывает и так, решением оказывается Велобайк: на Тверской улице давно не осталось пешеходных переходов, но в нескольких местах её можно легально переехать на велосипеде.

И вот что важно. Люди терпят унижения и тратят деньги не потому, что зловредные чиновники хотят стрясти с них побольше. Это результат того, что власть потворствует бедным-несчастным автомобилистам, которые требуют больше дорог и не хотят томиться на светофорах. Ну и о себе власть, будем честны, тоже не забывает — развязки, эстакады и хоромы обеспечивают заказами жадный до денег стройкомплекс.

Фото вверху: Владимир Новиков, «Вечерняя Москва».