На прошлой неделе МГД снова обсуждала городской бюджет на 2022 год — пришло время вносить в него поправки. Мы отправили депутатам обращения с просьбой выделить 2% транспортного бюджета на развитие велоинфраструктуры. Судя по их ответам, в московской городской думе заседают робкие и бестолковые ребята. К счастью, не все.

Что такое бюджет Москвы и зачем он нужен

Бюджет Москвы — это главный финансовый документ, по которому будет жить город в течение всего года. Неважно, что говорят чиновники, — главное, на что тратятся бюджетные деньги. Например, мэрия Москвы очень любит говорить про город для людей, про поддержку велоинфраструктуры и важность общественного транспорта. Но из 823 млрд , заложенных на транспорт в 2022 году, почти половина будет потрачена на развязки, хорды, эстакады и прочие автодорожное строительство. А на велодорожки там нет ни копейки. Мы просили депутатов это исправить — внести поправку о том, что Москва должна тратить на развитие велотранспорта не меньше 2% своего транспортного бюджета. Кстати, ООН предлагает тратить на велопешеходные надобности целых 20%, но мы решили не жадничать.

Важный момент: внесение поправок — одно из полномочий депутатов МГД. Они могут вносить эти поправки как самостоятельно, так и от фракций, в которых состоят. Мы с проектом Let’s bike it! попросили москвичей написать депутатам обращения и даже составили текст, который можно было взять за основу, — в нем объясняется, почему так важно выделить деньги на велодорожки.

Депутаты здорового человека

Начнем с хорошего: двое депутатов поддержали нашу инициативу и внесли поправки. Это Дарья Беседина от «Яблока», которая предложила выделить те самые 2% в рамках общей реформы транспортного бюджета, а также депутат от КПРФ Павел Тарасов — его поправка предусматривала выделение на велодорожки 7,2 млрд рублей (это 2% от денег на автодороги). Сергей Митрохин из «Яблока» обещал, что учтет обращения в своей работе — хотя прозвучало это не слишком многообещающе, вместе с коллегами по фракции Максимом Кругловым, Евгением Бунимовичем и Николаем Рыжковом он поддержал инициативу Дарьи.

Депутат Виктор Максимов из КПРФ написал похожее письмо, но в итоге проголосовал против. Это неприятно, но нормально. Депутат вовсе не обязан поддерживать любые общественные инициативы. В любом случае ценно, когда человек ведет себя самостоятельно и открыто демонстрирует свою позицию.

Вообще мнения по поводу велоинфраструктуры у коммунистов разделились. Еще трое поддержали поправку Бесединой — это Павел Тарасов, Любовь Никитина и Сергей Савостьянов. Остальные взяли на вооружение любимую тактику депутатов от «Единой России» — они просто не голосовали. Печально, но коммунистов, поддерживающих правильные транспортные инициативы, в этом году стало меньше. Сравните прошлогоднее голосование (черный фон, поправки 37 и 38) и результаты этого года (на белом фоне, поправка 26).

Поименные итоги голосования за поправку Тарасова мне пока неизвестны, всего ее поддержали 17 депутатов (в МГД заседает 35 человек).

Да и нет не говорите

Депутаты от ЕР и их товарищи из объединения «Моя Москва» (а также часть коммунистов и представителей Справедливой России) уже второй год подряд делают вид, что у них лапки — они просто не голосуют. Идея в том, чтобы ни в коем случае не поддержать инициативы оппозиционных депутатов. Даже если это хорошие и правильные инициативы. Вместо того, чтоб нажать кнопку «против» или «воздержался» они сидят сложа руки. Это у них партийная дисциплина такая — и она сильнее личных убеждений и здравого смысла.

Депутат Валерий Головченко в ответ на наше обращение написал подробный и обнадеживающий ответ, а при личной встрече с представителями Let’s bike it! показал себя человеком, который прекрасно все понимает про велоинфраструктуру. Но голосовать за поправку Бесединой все равно не стал. Обидно.

Депутатки с другой планеты

Новоиспеченная депутатка Елена Кац (она попала в МГД этой осенью в результате довыборов с помощью мутного электронного голосования) сообщила нам, что с финансированием велодорожек в Москве все и так отлично — целых 39 км построено. Я сперва подумала, что Елена так незатейливо издевается, но скорее всего она просто максимально не в теме. Это очень плохо, потому что она не только депутатка МГД, но и детский врач, и ей было был очень полезно знать о пользе велотранспорта для подрастающего поколения и о рисках, которые несет для ее пациентов повсеместный автомобилизм.

Но даже если Елена Кац все-таки издевается, ей очень далеко от Елены Шуваловой, которая начала троллить своих адресантов, обвиняя их в том, что они не живые люди, а виртуальные.

Видимо, для Шуваловой реально только то, что укладывается в ее картину мира, а остальное — сбой матрицы. Также очень хочется узнать, что это за обращения «обратного характера»? Неужели есть прекрасные живые люди, которые буквально просят Шувалову не выделять 2% на велотранспорт?

депутат очевидность

Ольга Шарапова из ЕР почти слово в слово пересказала нам содержание нашего же обращения — всего 300 млн рублей на на велотранспорт, которые получит велопрокат, и непрозрачное финансирование в рамках бюджета на благоустройство. Но в ее глазах, судя по тону письма, это не проблема, а достижение.

Ольга Мельникова из ЕР очень интересно рассказала о тонкостях работы депутата МГД — и ни слова по существу вопроса.

Депутаты — робкие ребята

Степан Орлов, Людмила Стебенкова и Татьяна Батышева сообщили, что переслали наши письма в департамент транспорта. Действительно, зачем нужны какие-то депутаты, если есть целый департамент — вот пусть он все и решает.

А некоторые депутаты у нас предположительно малограмотные — они вообще ничего отвечать не стали, а попросили, чтобы ответ за них написал председатель МГД Алексея Шапошников. Шапошников тоже не стал напрягался и переслал все обращения в комиссию по городскому хозяйству и жилищной политике — в МГД велосипедами почему-то заведует именно она. Не знаю, является ли это прогрессом по сравнению с ситуацией, когда велотранспорт финансируется за счет средств благоустройства, но только комитет по существу вопроса тоже ничего не ответил и переслал обращения все в тот же дептранс.

У нас в стране есть закон, который описывает, как правильно отвечать на обращения граждан, — 59-ФЗ. По нему чиновник или депутат может переслать обращение в какой-то другой орган — но только если тема вне его компетенции. Но внесение поправок в бюджет — это их прямое дело. Тут дептранс совершенно ни при чем. Так что депутаты, которые не в состоянии нормально ответить на обращение, не просто выглядят жалко — они еще и закон нарушают. И мы это видим.