Попали в десятку: главные события 2010-2019 годов

От велосипедных конгрессов к удобным городам, от лавочек в Москве к новой России. #velonation вспоминает самые важные и волнующие события последних десяти лет.

Норвежское архитектурное бюро Snøhetta выигрывает конкурс на реконструкцию Таймс-сквер в Нью-Йорке. Этому предшествует эксперимент с временным перекрытием площади для машин, затеянный комиссаром по транспорту Джанет Садик-Хан. Нью-йоркские таксисты жалуются на транспортный коллапс, но они же невольно становятся главными адвокатами новшества — датчики в их машинах показывают, что перекрытие не оказывает существенного влияния на время в пути. Тайм-сквер — далеко не первая площадь ставшая пешеходной, но самая знаковая. В течение следующих десяти лет этому примеру последуют многие другие города. До Москвы тенденция докатится всего через пару лет, когда для машин закроют нижнюю часть Кузнецкого моста.

Мэр Борис Джонсон начинает велосипедизацию Лондона, анонсированную его предшественником Кеном Ливингстоном. В июле в городе начинает работать велопрокат Barclays Cycle Hire — в центральной части города появляются 315 станций, на которых размещены 5000 велосипедов. Строится первые велосипедные «суперхайвеи» — магистральные велодороги из Стратфорда в Олдгейт и из Вордсворта в Вестминстер. Несмотря на громкое название, пока это всего лишь голубая краска на асфальте. Только в середине десятилетия суперхайвеи станут полноценными выделенными велодорогами.

В Сан-Франциско начинает работать мобильное приложение для вызова машины с водителем — Uber. Услуги сервиса стоят в полтора раза дороже, чем аналогичная поездка на такси. Но пройдёт совсем немного времени и таксисты по всему миру будут ненавидеть Uber за демпинг, а сам сервис станет чуть ли не нарицательным и, наряду Airbnb, главным символом нарождающейся экономики совместного использования. Ближе к концу десятилетия американская версия сервиса пополнится прокатом велосипедов, но все равно будет подвергаться критике — именно Uber и аналогичные ему сервисы винят в росте пробок и упадке общественного транспорта в больших городах США.

Основанное в 2009 году датское дизайн-бюро Copenhagenize впервые публикует рейтинг велогородов Copenhagenize Index. Идея составить такой хит-парад возникла в процессе профессионального спора и изначально его результаты предназначались для внутреннего пользования, но датчане быстро сообразили, что индекс станет путеводной звездой для городов, развивающих велотранспорт. Лидерами первого списка стали Амстердам, Копенгаген и Барселона. С тех пор индекс выходит раз в два года, оставаясь самым авторитетным рейтингом в велосипедной области. 

Национальная ассоциация транспортных чиновников США (NACTO) выпускает свой первый справочник по строительству велодорожек, который содержит подробное описание двадцати видов велоинфрастуктуры. В 2015 его очередная версия выйдет на русском языке под названием «Проектирование городских велодорожек».

В бразильском Порто-Алегре открывается первый Всемирный велофорум. Несмотря на название, в реальности это локальное латиноамериканское мероприятие, а местом его проведения из года в год выбираются города именно этого региона. Впервые форум выберется на другой континент только в 2020 году — на этот раз его проведут в Катманду. Но и в таком, не вполне интернациональном варианте, форум приносит немалую пользу, способствуя велосипедизации местных городов: Рио-де-Жанейро, Богота и Буэнос-Айрес неоднократно и заслуженно фигурировали в списках лучших велогородов мира.

В марте в России проходят президентские выборы, инициирующие всплеск протестной активности; менее заметное, но по факту судьбоносное, событие — муниципальные выборы в Щукине. На них побеждает молодой человек Максим Кац, профессиональный игрок в покер, активно интересующий урбанистикой. Став депутатом, Максим показывает устройство муниципальной власти в Москве изнутри (там всё очень плохо), наращивает популярность своего блога и создаёт вместе с Ильей Варламовым фонд «Городские проекты» для продвижения урбанистической повестки в массы. 

В конце мая в Москве проходит первый велопарад, организованный проектом Let’s bike it! в поддержку развития велоинфрастуктуры. В мероприятии по маршруту от Лужников до Васильевского спуска и обратно участвуют восемь тысяч человек. В следующие годы велопарад будет прирастать количественно и качественно: у него появятся ночная, осенняя и зимняя версии, численность самых массовых мероприятий перевалит за сорок тысяч человек. Проект, придуманный Владимиром Кумовым, объединит активистов по всей стране, инициирует всероссийский день велопарадов, запустит акцию «На работе на велосипеде» и будет проводить международные велоконгрессы для обмена опытом велосипедизации.

Датский урбанист Ян Гейл обнародует результаты своего исследования, которое делает по заказу правительства Москвы. Он говорит, что “Москва — компактный и доступный город, который задыхается в транспортном потоке”. Считается, что именно идеи и предложения Гейла вдохновили Московский власти на программу «Моя улица».

Правда, пока у городских властей во планах совсем иное — планируется реконструкция Ленинского проспекта для превращения его в бессветофорную вылетную магистраль. Жители активно протестуют, в этом их поддерживают «Городские проекты», которые привлекают к анализу проекта мировых экспертов по транспорту: Вукана Вучека, Жана-Клода Зива и Тура Хотвайта. В итоге Москва получает один из немногих успешных примеров, когда под давлением общественности власти отменяют вредительский проект.

Предвестием грядущих изменений можно считать открытие велопроката «Велобайк». Летом в центре столицы появляется 30 станций и 500 велосипедов, число поездок к концу сезона достигает 75 тысяч. Этого пока недостаточно, чтобы прокат стал сколько-нибудь серьезным городским транспортом, но система быстро развивается — число станций год от года будет расти, а сами велосипеды, выпускаемые чешской компанией Homeport через год поменяют на более надёжные от Smoove.

В финском городке Оулу проводится первый Международднеый зимний конгресс, собирающий активистов из холодных стран, которые продвигают велосипед как круглогодичный транспорт. Пока это выглядит как нишевое мероприятие для «отмороженных», но пройдёт совсем немного времени, и в зимних велоконгрессах начнут участвовать политики уровня вице-мэра Парижа по транспорту. В 2018 году конгресс приедет в Москву, а в 2020-м вернётся в Финляндию, с город с не менее странным названием — Йонэсуу. Об эффективности велоконгресса и потенциале зимнего велосипедистам говорит, например, статистика из Монреаля: доля велосипедов в этом городе со средними температурами зимних месяцев ниже, чем в Москве, составляет 4%, а в центральный районах — все 15%.

Департамент транспорта во главе с Максимом Ликсутовым берет под своё крыло московские велопарады и всю велотему в целом. В департаменте уже есть целый велосипедный отдел, который устраивает встречи чиновников с велосообществом и потихоньку анонсирует грандиозные проекты: велодорожку на Бульварном кольце, спроектированную совместно с австрийскими транспортниками, и Зелёное кольцо, соединяющее московские парки.

Департамент культуры, который до сих пор считался главным двигателем Московского велодвижения, не сдаёт позиций и проводит своё, альтернативное велопараду, мероприятие под названием «Велобульвар» — фестиваль на Суворовском бульваре. Правда, история этого начинания окажется короткой — на третьем году существования, после отставки Сергея Капкова, «Велобульвару» перекроют финансирование и он тихо умрет.

Мэром Парижа становится Анн Идальго, первая женщина, сумевшая избраться на этот пост. Идальго планирует превратить французскую столицу в лучший велогород мира. При ней в городе перекрывают для автомобилей набережные Сены (это решение команде Идальго приедаться отстаивать в суде), строят выделенные велодорожки и реконструирует главные городские площади и Елисейским поля, перераспределяя пространство в пользу пешеходов и велосипедистов. 

Москва переживает короткий, но яркий период развития транспортной велоинфрастуктуры. В начале лета на Бульварном кольце в порядке эксперимента запускают велополосу, отделенную от проезжей части разметкой и автомобильной парковкой. За немногими исключением, место под велоинфрастуктуру удаётся выкроить за счет сужения излишней ширины автомобильных полос. К осени дептранс признаёт эксперимент успешным — велополоса продолжит своё существование.

Запускается программа реконструкции Московского центра «Моя улица». В первый же год в неё попадает 47 улиц — проезжую часть сужают, тротуары мостят гранитной плиткой, а местами появляются велодороджки. На Никитских и Бронных улицах их прокладывают на тротуарах, явно не рассчитав, что после благоустройства эти и без того популярные улицы ждёт настоящие нашествие. В итоге велоинфрастуктуры получается неудобной как для пешеходов, так и для самих велосипедистов.

По инициативе проекта Let’s bike it! Минтранс устанавливает единые всероссийские дни «На работу на велосипеде» — третью пятницу мая и 22 сентября. Активистам удаётся привлечь к этому мероприятию не только отдельных велосипедистов, но и крупные российские компании.

Начинается экспансия бестанционного (или как его еще называют, облачного) проката. Такие системы позволяют взять и оставить велосипед в любом месте, у него нет базовых станций, все манипуляции с велосипедом производятся с помощью мобильного приложения. Основанная в 2015 году компания ofo в этот год выходит за пределы родного Пекина, а еще через год у неё будет 10 миллионов велосипедов в 20 странах мира. Шанхай становится лидером по числу прокатными велосипедов — главным образом, благодаря Mobike, который в ближайшие годы распространит свой сервис на 200 китайских городов и начнёт работу в 17 странах мира. Прокаты нового типа — это стартапы, существующие за счет привлечения инвестиций и конкурирующие друг с другом, предлагая клиентам демпинговые цены. Это даёт им возможность для стремительной экспансии, но это же их погубит — начиная с 2018 многие сервисы начнут сворачивать бизнес, а часть вообще закроется. 

В Москве запускается мобильный сервис по доставке еды Foodfox. Начиная с этого момента число велосипедистов на улицах будет активно прирастать курьерами аналогичных служб. Сам Foodfox просуществует недолго, его скоро купит Яндекс, но запомнится акцией, когда в день очередного московского велопарада на сидениях Велобайка появились ярко-желтые чехлы с лисичкой и промокодом на доставку еды.

В Москве запускается городская железная дорога МЦК, где можно провозить велосипеды, и сеть наземного транспорта «Магистраль», под которую в городе начинают делать выделенные полосы. За год до этого в ПДД внесли поправки, разрешающиеся ездить по этим полосам на велосипедах. Жизнь велосипедистов становится немного приятней.

В Ницце в День взятия Бастилии Мохамед Лауэж-Булель направляет грузовик в топу, терракт уносит 86 жизней. Это не первый случай, когда автомобили используется террористами, но это самая масштабная трагедия такого рода и, что самое главное, машина в первый раз используется как самостоятельное оружие.

Почти 500 человек участвуют в зимнем велопараде — несмотря на 27-градусный мороз. Правительство Москвы не только отказывается поддержать мероприятие, но и призывает горожан воздержаться от участия в нем. Парад активно (и по большей части недоброжелательно) обсуждают в соцсетях, зато международная пресса пишет о нём с большим энтузиазмом. 

В первые дни года правительство Москвы анонсирует появление велополос на 23 улицах, но уже в марте заместительница главы дептранса Алина Бисембаева заявляет, что никаких велодорожек в ближайшее время в Москве ждать не стоит — власть не видит запроса на велоинфрастуктуру.

Осенью в Москве проходят муниципальные выборы, в которых участвует «Объединённые демократы» Дмитрия Гудкова и Максима Каца. Неофициальный лозунг кампании «От лавочек в Москве — к новой России». С одной стороны, он намекает на смехотворные полномочия московских мундепов — максимум, что они могут сделать, это поставить лавочку. А с другой, среди кандидатов много людей, которые впервые пришли в политику, но зато интересуются урбанистикой. «Объединённым демократам» удастся провести во власть около двухсот человек, это самая крупная победа оппозиционных сил за многие годы. Карта Москвы с районами, где большинство взяли демократы удивительным образом совпадает со схемой станций Велобайка.

Открываются парк Зарядье и амфитеатр на Хохловской площади (он же Яма), оба проекта — часть масштабного благоустройства Москвы, но получаются они принципиально разными. Зарядье символизирует официальный урбанизм — именно там теперь будут проводиться Московские урбанистические формулы. А Яма быстро становится символом свободы, укротить которую не может ни Лев Против, ни коммунальщики с их вечной серой краской.

У активистов начинаются проблемы с согласованием своих мероприятий: под вопросом проведение очередной «Велоночи» Сергея Никитина. Получить согласование ему удаётся лишь со второй попытки и после широкой кампании в его поддержку.

В России проходит чемпионат мира по футболу. Улицы Москвы превращаются в круглосуточные общественные пространства, где танцуют, поют и пьют пиво. Никольская отнимает звание главной пешеходной улицы столицы у Арбата. Не без помощи футбольных гостей со всего мира число поездок на Велобайке переваливает за четыре миллиона.

В Москве запускается «Делисамокат», первый сервис по прокату электросамокатов. Это совершенно новый вид транспорта, вызывающий в горожан широкую гамму чувств — от любви и веры в то, что это транспорт будущего, до ненависти и надежды, что это временное помешательство, которому скоро придёт конец. Ни один город мира не смог гармонично вписать самокаты в свою транспортную систему, а в Москве дело осложняется тем, что самокаты, развивающие по 20 км/ч и больше, приравнены к пешеходам. Измениться это может в будущем году, после принятия поправок в ПДД — самокатчики получат право ездить по велодорожкам и проезжей части.

Из-за неразрешимых разногласий с дептрансом Let’s bike it! лишается поддержки города, под разными предлогами чиновники отказывают активистам в согласовании их мероприятий — история московских велопарадов внезапно обрывается. Вместо них мэрия проводит свой Велофестиваль, подряды на организацию которого получают дружественные чиновникам фирмы.

Главным событием лета становятся выборы в Мосгордуму. Большинство кандидатов-оппозиционеров получают отказ в регистрации, их сторонники выходят на несогласованные акции. Широкие московские тротуары теперь служат не только для прогулок, как любит говорить об этом мэрия, но и для выражения гражданами своих политических чаяний. Государство отвечает репрессиями, множество людей становятся обвиняемыми по так называемому Моковскому делу. Общество реагирует на это новыми уличными акциями.

Среди немногих оппозиционеров, сумевших попасть в МГД, — сотрудница «Городских проектов, архитектор Дарья Беседина. В своей программе она предлагает снести эстакады и развязки, а в роли депутата инициирует публичные слушания по проекту бюджета. Оказывается, что мэрия, которая так любит говорить о доступной и комфортной городской среде, собирается потратить половину транспортного бюджета на новые дороги и развязки. 

В начале 2010-х годов Московская мэрия затеяла благоустройство улиц и парков, чтобы отвлечь активных горожан от протестной активности, но к концу десятилетия становится окончательно ясно, что никакая убранистика невозможна без политики.