Велодорожки приравняли к лавочкам

Если вам кажется, что велодорожки — это часть транспортной инфраструктуры, то вы глубоко ошибаетесь.

Сейчас Мосгордума обсуждает бюджет на 2020 год и уже известно, что почти половина денег, которая отводится на транспорт, будет потрачена на строительство новых дорог. Многие города уже это проходили: попытка решить проблему пробок, строя новые и расширяя старые дороги, ведёт только к новым пробкам. Это всё равно, что худеть, поглощая всё больше пищи. Но мэрию, видимо, интересует не результат, а процесс, позволяющий освоить буквально миллиарды — затраты на дороги в будущем году составят 320 400 000 000 рублей.

Прекрасное будущее по версии депстроя.

В поддержку этих планов “Комсомольская правда” написала заметку с бодрящим названием “Развязка близко” — просто представьте, что окна вашей квартиры действительно смотрят на автомобильную развязку и почувствуйте сладкий запах выхлопных газов. Департамент строительства, которому как раз предстоит осуществлять все эти замыслы, опубликовал ссылку у себя в соцсетях, и всё было бы хорошо, но тут пришел въедливый активист Александр Глускер, который решил поинтересоваться — а где же велосипеды?

443-ФЗ, на который ссылается Глускер, — это Закон “Об организации дорожного движения в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации”, принятый в декабре 2017 года и вступивший в силу год спустя. Это интересный документ. Вот, например, Статья 2. Основные принципы организации дорожного движения в Российской Федерации:

Основными принципами организации дорожного движения в Российской Федерации являются: 1) соблюдение интересов граждан, общества и государства при осуществлении организации дорожного движения; 2) обеспечение социально-экономического развития территории Российской Федерации; 3) приоритет безопасности дорожного движения по отношению к потерям времени (задержкам) при движении транспортных средств и (или) пешеходов; 4) приоритет развития транспорта общего пользования; 5) создание условий для движения пешеходов и велосипедистов; 6) достоверность и актуальность информации о мероприятиях по организации дорожного движения, своевременность ее публичного распространения; 7) обеспечение экологической безопасности.

Но какое дело нам до закона, когда речь идёт многомиллиардном строительстве развязок, хорд и эстакад, превращающих живой городской ландшафт в постапокалиптический пейзаж. Велосипеды явно не вписываются в эту картину, поэтому отправляются туда же, куда и лавочки. газоны и тротуарная плитка — в сферу благоустройства.

Хотя на практике всё ещё веселее. Есть департамент транспорта, который закладывает велоинфраструктуру в свои проекты, а есть люди, которые это реализовывают. И, судя по всему, это вовсе не департамент ЖКХ, как пишут в фейсбуке чиновники депстроя, а департамент капитального ремонта. По крайней мере официальный сайт мэра Москвы сообщает, что именно ДКР “разрабатывает и реализует государственные программы в сфере благоустройства городской среды”.

Здесь могла бы быть ваша велодорожка.

При такой неразберихе неудивительно, что велопарковки в Москве ставят не там, где они действительно нужны, а там, где красиво. А велодорожки просто исчезают из проектов без следа. К примеру, в 2017 году в рамках благоустройства предполагалось сделать велодорожку на Краснопресненской набережной, но в процессе реализации проекта она куда-то исчезла: дептранс кивал на ДКР, а ДКР на дептранс. Найти концы так и не удалось, велодорожка растворилась в бюрократии. Хорды строить явно проще.