Максим Ликсутов показывает профнепригодность

Максим Ликсутов не хочет строить велодорожки на московских улицах. Потенциальное недовольство критиков из интернета важнее безопасности людей.

До 2013 года велодорожками в правительстве Москвы занимался департамент культуры. Когда этот вопрос взял под своё крыло дептранс, это был большой прорыв. Появилась надежда, что городские власти будут рассматривать велосипед как полноценный транспорт, а не только девайс для летнего отдыха в парках. Поначалу так и было: появились первые велодорожки и велополосы, был разработан проект «Зеленое кольцо» и другие планы, подразумевавшие появление в городе настоящей транспортной велосети. Но недолго музыка играла.

За последние три года город так и не нанёс на реконструированные улицы обещанную велоразметку. Большие проекты заморожены. Появилась легенда о 773 км велодорог, которые на самом деле представляют собой обычные автобусные выделенки. Велопарад за развитие велосипедной инфраструктуры превратился в велофестиваль за развитие велосипедной культуры. Мы вернулись туда, откуда начали.

В среду глава дептранса Максим Ликсутов дал радиостанции «Говорит Москва» интервью, в котором дал понять, что развитие велотранспортной инфраструктуры свёрнуто — в приоритете теперь велодорожки в парках. Город не рискует прокладывать велоинфрастуктуру на улицах, якобы, чтобы не ущемить пешеходов и автомобилистов. Вот цитата из выступления чиновника:

«Решения о том, чтобы создать велоинфраструктуру в условиях дефицита улично-дорожной сети, должны быть выверены, аккуратны. Чтобы автомобилисты и пешеходы не пострадали. Из-за того, что мы выделили полосу получили проблемы тысячи автомобилистов… Поэтому будем очень взвешенно подходить к таким решениям. Могу сказать, что вопрос с повестки дня у нас не снят. В первую очередь, где появляются велодорожки, это, конечно, в тех местах, где востребованность большая и она есть, это парки, подъезды к паркам».

Давайте посмотрим, что это означает на практике и станет ли от такого решения лучше пешеходам и автомобилистам, о которых радеет Максим Ликсутов.

Больше мертвых велосипедистов

Смысл велоинфрастуктуры в том, чтобы разделять потоки с разной скоростью. Люди совершают ошибки. Ошибка, в результате которой велосипедист сталкивается с огромной тяжёлой машиной, может привести к тяжелым травмам или смерти. Велоинфрастуктура предотвращает ошибки и их последствия. Это показывает статистика — когда город начал развивать велоинфрастуктуру, число опасных ДТП с велосипедистами пошло на спад. Но к 2018 году, когда велосипедов на улицах стало больше, а строительство велодорожек остановилось, снова выросло.

По данным Лёли Жвирблис, которая руководит исследованиями в Студии транспортного проектирования, самые опасные улицы для велосипедистов это Ленинский проспект и его дублёр (24 наезда), Профсоюзная (15 наездов) и Дмитровское шоссе (9 наездов). На аналогичных магистралях, но имеющих велоинфрастуктуру, цифры совсем другие: по одному ДТП на Большой Ордынке и Люсиновской, и ни одного на Мосфильмовской и Таганской. Единственное ДТП на Бульварном кольце произошло на Арбатской площади, где есть разрыв велополосы.

Когда в городе, где велосипеды стали привычной частью ландшафта, глава дептранса сомневается в целесообразности развития велодорог на улицах, он показывает, что ему плевать на жизнь и здоровье тысяч людей.

Больше испуганных пешеходов

Чтобы ни думал Максим Ликсутов, в Москве люди ездят на велосипедах не только по паркам. Карта Strava показывает, что велотрафик на таких улицах, как Садовое кольцо или Тверская — не меньше, чем в зелёных зонах. Но не каждый велосипедист рискнёт ехать по проезжей части бок-о-бок с машинами, которые мчатся на скорости 60 и больше км/ч. Поэтому велосипедисты выбирают тротуары.

Задавить человека насмерть велосипедом практически невозможно, такие случае единичны, но сбить с ног или просто напугать — запросто. Велосипедов на московских тротуарах все больше, и это вызывает у людей раздражение — на многих улицах условия и так не фонтан. Уже начали появляться петиции с требованием запретить поездки на велосипеде по тротуару, но это, конечно, не решение проблемы. Микаэл Колвилл-Андерсен пишет в своей книге Copenhagenize, что города, где удобно и безопасно ездить на велосипеде, так же удобны и безопасны для пешеходов. И наоборот — отказ от строительства велоинфрастуктуры в современном мире означает, что городские власти не готовы поставить людей вперед машин.

Люди лезут на тротуар не от хорошей жизни, а от страха перед автомобилями. Дайте им велодорожки и они оставят пешеходов в покое. Опыт Нью-Йорка показывает, что это самое верное решение: 2010 году там сделали велополосу вдоль Проспект-Пар-Вест, после чего доля велосипедов на тротуаре резко упала с 46% до 4%.

Если бы Максим Ликсутов действительно думал о комфорте пешеходов, он бы строил инфраструктуру на улицах, а не в парках.

Больше автомобилистов-убийц

Когда Максим Ликсутов говорит о дефиците места, он лукавит. На многих московских улицах ширина автомобильных полос значительно шире, чем требуется по нормативам. Сужение автомобильных полос до 3 метров — основа программы «Моя улица». За счёт этого излишка город расширяет тротуары, его же можно отдать под велоинфрастуктуру.

Широкие полосы снижают у водителя чувство опасности и способствуют быстрой езде. А высокая скорость — это тоннельное зрение, меньше времени на реагирование и более длинный тормозной путь. В сумме — повышенный риск тяжёлых ДТП. И наоборот — по данным самого же дептранса, на улицах, где были сужены полосы в рамках «Моей улицы», стало на 25% меньше ДТП.

Число летальных ДТП на 100 000 автомобилей. Россия по этому показателю в разы опережает цивилизованные страны.

Наши улицы убивают людей — за первые четыре месяца 2018 года в Москве в ДТП погиб 121 человек. Большая часть этих смертей формально произошла по вине водителей, в остальных, по документам, виноваты сами жертвы. Департамент транспорта успешно перекладывает ответственность и не хочет менять статус-кво, прикрываясь тем, что “пострадают пешеходы”.

Сейчас любой человек, севший за руль может оказаться убийцей, потому что улицы спроектированы кое-как и провоцируют опасные ДТП. Каждый год сотни людей ложатся в гроб и садятся на скамью подсудимых, а Максим Ликсутов дает интервью, в которых оправдывает свою нерешительность. Если бы глава дептранса действительно радел об автомобилистах, он бы искал способ сделать улицы безопасней, а не придумывал себе отговорки.