Велосипедисты против Кремля

На прошлой неделе изобретательные депутаты и правительство решили приравнять организованные группы велосипедистов к политическим манифестантам с вытекающей из этого необходимостью получать разрешения на любой чих. Все, кто имеет какое-то отношение к велосипедам, дружно сказали: “Ой!”  Но с разной интонацией. Одни сказали: “Ой, теперь даже с девушкой в одинаковых майках без согласования не проедешь, а что будет с большими клубными велопробегами, вообще страшно думать”. Другие сказали: “Ой, ну что вы драматизируете — это касается только тех, кто выезжает с политическими целями”.

Я иногда читаю сайт “ОВД-инфо” и думаю, что первое “ой” гораздо ближе к правде. Тем более, что примеры отлова велосипедистов за несанкционированное поведение были и раньше. В Москве, например, уже много лет не проводится “Критическая масса”, потому что у её участников был нескончаемый и неразрешимый конфликт с представителями официального правопорядка, а когда в 2013 году группа молодых людей решила устроить велопробег в поддержку своего товарища Алексея Гаскарова, арестованного по “Болотному делу”, полиция снарядила за ними погоню. Тех, кто не успел увернуться, хватали и сажали в автозак вместе с велосипедами. Велопробег всего лишь на пару часов разминулся в “Велобульваром” – официальным и всесторонне согласованном мероприятием под эгидой департамента культуры, территория которого была оцеплена таким количеством людей в форме, как будто это не городской беззаботный праздник, а кровавый митинг непримиримой оппозиции. На одном из московский велопарадов, стартовавшем на проспекте Сахарова, я своими глазами наблюдала притаившийся в переулочке автомобиль сотрудников центра по борьбе с экстремизмом. 

Символы
Символы “Критической массы” и сами по себе выглядят очень подозрительно.

Политические обозреватели часто высказываются на тему “Кого боятся в Кремле?” Есть разные соображения на этот счёт: в Кремле боятся Обаму с санкциями, Навального с разоблачениями, левых активистов и правых националистов. Есть также мнение, что в Кремле никого не боятся, потому что сам черт им не брат. К сожалению, политические обозреватели не ездят по Москве на велосипеде, поэтому от них ускользает единственно верный ответ на этот вопрос – в Кремле боятся велосипедистов. В отличие от других версий, эта легко проверяется на практике – достаточно сесть на велосипед. Для кого-то Кремль это исторический объект под охраной ЮНЕСКО, для кого-то штаб-квартира Путина, но с точки зрения человека на велосипеде Кремль остается неприступной средневековой цитаделью. С той лишь разницей, что роль преграждающих путь врагу валов и рвов в наши дни взяла на себя дорожная инфраструктура.

Запрещающий знак на подходах к Красной площади.
Запрещающий знак на подходах к Красной площади.

На территориях в непосредственной близости от Кремля проезд на велосипеде запрещен полностью. Ездить по Красной площади на гигантских железных тачанках, оснащенных смертоносными крылатыми ракетами, разрешается, но на велосипеде – ни-ни. Будем честны: передвигаться по брусчатке на велосипеде крайне неудобно и охотников особо нет, однако по периметру Красной площади, под стенами ГУМа, имеется отличный асфальт. Но туда велосипеды тоже не пускают, как и в Александровский сад. В качестве альтернативы предлагается лишь Манежная площадь, представляющая собой нескончаемые лесенки – лишь при большом усердии среди них можно обнаружить тропку из пандусов, своей траекторией напоминающую лабиринт Минотавра.

В полном соотвествии с традициями фортификации, по внешнему контуру запретных зон имеется второй круг оборонительных сооружений – скоростные и бессветофорные улицы. К примеру, Охотный ряд имеет одностороннее бессветофорное движение такой интенсивности, что выезжать туда на велосипеде так же рискованно, как выходить в одиночный пикет против ДНР. Нормальные переходы убрали оттуда уже много лет назад – перейти улицу можно только по подземному переходу. Выход из этого перехода, ведущий к площади Революции, представялет собой лестничный пролет из тридцати четырех ступеней и не имеет даже намека на пандус. Очень предусмотрительно — в противном случае на площади тут же соберутся тысячи велосипедистов и примкнувшие к ним мамаши с колясками и начнут использовать её по назначению.  

Все это можно считать нагромождением нелепых случайностей и совпадений. До тех пор, пока вы не сели на велосипед. Человек на велосипеде — понимает он это или нет — нарушает статус кво и становится агентом изменений. Ради ощущения свободы и ветра в волосах готов рисковать здоровьем и даже жизнью. И за редкими исключением делает это вполне осознанно. Одним только фактом выезда в город на велосипеде он, что называется, создает социальный запрос на создание вело инфраструктуры. По-просту говоря, он едет на улицу Тверской, упирается в Охотный ряд и спрашивает: “Что за хрень? Где светофор, где переход, где велодорожка?” При этом совершенно не важно, за кого именно этот человек голосовал на выборах в органы власти разного уровня и голосовал ли вообще. Человек на велосипеде голосует велосипедом.

Александровский сад: велосипеды и другие опасности для правопорядка.
Александровский сад: велосипеды и другие опасности для правопорядка.

Просто берем и сравниваем рейтинг самых велосипедных городов мира и индекс восприяти коррупции: из 13 стан представленных в рейтинге 8 входят в 20-ку самых некоррумпированных стран. Символично, что самый велосипедный в мире город Копенгаген является столицей самой некоррумпированной страны. И тут уж точно нет никакой случайности: с точки зрения возможности прикарманить деньжат, даже самая длинная и широкая велодорожка — полная фигня в сравнении с Алабяно-Балтийским тоннелем. К тому же она практически не знает сноса, в отличие от автодорог, которые приходится ремонтировать регулярно, даже если не выпускать на них бронетехнику с целью репетиции парада. Справедливости ради, в списке велогородов имеется также Буэнос-Айрес, столица вполне себе коррумпированной страны (107 место в индексе). Но-во-первых, он там впервые и надо бы посмотреть ситуацию с развитии, во-вторых, РФ всё равно на 136 месте.

Человек не велосипеде, мечтающий о том, чтобы поездка от дома до работы не превращалась каждый раз в аттракцион с потенциально летальным исходом,  явно хочет жить в каком-то другом городе, где все устроено несколько иначе — разуменее, честней и справедливее. Возможно, сам он этого еще не осознал, но главное, что в Кремле это давно подняли. Поэтому велосипед не пройдет.

Иллюстрация Александра Кондукова изображает Козоньку, символ #velonation, бегущую из мира сурового трафика и полицейского произвола в счастливый мир велопарковок.

4 Comments

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s